Александр Покровский

Вместо биографии

           Чего только я не слышал о себе. Даже то, что я не только прорицатель и предсказатель, но и могу управлять будущим. А еще – уже менее экзотическое: я никогда не служил на подводных лодках и являюсь обычной береговой крысой. И еще говорили, что под именем Александр Покровский пишет целая бригада писателей.
            Действительно, вы просто сравните тексты, скажем, книги «Расстрелять» и «Иногда мне снится лодка». Или «Бегемота» и «Пропадино», «Калямбры» и «Каюты», «Кота» и «Арабесок». Мы уж не говорим про текст «Ахиллеса» или сказок. Другая интонация, меняется язык, пластика, а в поздних «Бортовых журналах» появляются рисунки – какие-то пляшущие человечки. Их тоже нарисовал Покровский? Двести штук на книгу за несколько дней? Полноте. А еще он говорил, что литературный дар – это особое заболевание, когда невозможно прочитать Гоголя или Стерна с тем, чтобы потом они не звучали в тебе несколько дней, и если пишешь что-то своё, то обязательно в написанное вкрадется их интонация, чужие слова и целые фразы.
           Ты думаешь, что это твоё, а потом, когда книга уже издана, оказывается, что нет – ты просто воспроизвел чужую речь, отличие есть, но она, эта речь чужая, всё равно прорывается и звучит в полный голос, поэтому очень трудно читать хорошие книги – они начинают звенеть внутри, и ты становишься всего лишь пересмешником, и надо выходить несколько дней, и тогда голоса внутри тебя стихнут.
           Какую еще можно написать себе биографию? Всё остальное – давно написано.
           Я прожил несколько жизней – был курсантом, подводником, немного – ученым, потом – предпринимателем, и наконец – писателем.
           Не хватит ли?
           Наверное, хватит.

2

           Ах, да, мы же забыли о фильмах. В 2004-м сняли фильм «72 метра» по моей повести, в 2008-м – сериал «Робинзон», в 2012-м – сериал «Горюнов». Мое участие заключалось в передаче прав на литературные произведение и консультации сценаристам, которые никто не слушал. И главное во всех этих фильмах? Я должен был научиться смотреть, как не своё. Я научился.

   3     6      5      4     


Александр Михайлович Покровский
- родился 27 ноября 1952 года. Известный русский писатель-маринист, автор более 30 книг. Проживает в Санкт-Петербурге. Капитан 2 ранга в отставке. В военно-морском флоте более 20 лет, более 10-ти из них служил на Северном флоте, на подводной лодке, примерно 2500 суток провел под водой. Рассказы пишет с 1983 года. Регулярно издаётся с 1993 года. Наибольшую известность принесли автору книги "Расстрелять", Расстрелять-2", "72 метра", "Бегемот", "Кот".  По его произведениям сняты фильм "72 метра" и сериалы - "Робинзон", "Горюнов". А также, он - автор проекта "Люди в войсках", участвовал в создании игры "Шторм: Солдаты неба".

Аннотации

  2
  2
Big
78729
к книге "Робинзон":
Александр Покровский великолепный рассказчик и безукоризненный стилист. Многие его книги выдержали десятки переизданий, разошлись огромными тиражами. Его прозу можно узнать всегда. Он доподлинно знает то, о чем пишет. Он убедителен настолько, что не верить ему невозможно. Всех его героев можно легко вообразить – как они двигаются, как говорят, о чем думают.  В своем новом повествовании «Робинзон» А. Покровский остается верен морской тематике. Он пользуется выразительным запоминающимся языком, рисуя в прямом и переносном смысле (в книге использованы его рисунки) своих персонажей так, что каждый из них отчетливо выступает в общем интригующем действии, которое разворачивается в подводной лодке, терпящей аварию.
к книге "Пес":
Александр Покровский – замечательный русский прозаик, на его книгах «…Расстрелять!», «72 метра», «Бегемот» и многих других выросли целые поколения читателей. Он пишет не только занимательно и остроумно. Язык его книг, исполненный юмора и волнения, имеет прямое отношение к традициям Гоголя, Салтыкова-Щедрина и Зощенко.Писатель наделен способностью различать комическое в ужасном и значительное в смешном. Искрометные рассказы, собранные в новом сборнике «Пёс», рисуют жизнь нашего времени одновременно критически жестко и соболезнующее.
к сборнику "Бортовой журнал-7":
Искрометное перо знаменитого русского прозаика Александра Покровского преподносит читателям 7-й выпуск "Бортового журнала". В этой книге писатель остается верен себе - неподражаемо остроумно и одновременно серьезно он пишет о нашем времени, о его непростых коллизиях. Александр Покровский наделен редким даром - он может с юмором и сарказмом анализировать серьезнейшие особенности нашей действительности. Уникальный вдумчивый литературный стиль, позволяет ему ерничать без злопыхательств, шутить без желчи, подсматривать без издевательств. Свои литературные заметки он снабжает беглыми перовыми зарисовками, которые удаются ему столь же выразительно. Благодаря блистательному проникновенному стилю Александра Покровского, вчитываясь и всматриваясь в книжные страницы "Бортового журнала 7", пережить "предложения времени" становится легче.
к книге  "Бегемот":
В этой книге читатель встретит новых и старых героев, затянутых в воронку нынешней жизни, полной как комических ситуаций, так и подлинного драматизма.  Как они справляются с бурными испытаниями, что противопоставляют наглому натиску времени — об этом повесть «Бегемот». Острое слово, искрометный юмор, фразы, становящиеся поговорками, — стилеобразующие особенности прозы замечательного писателя, делающие чтение книг Александра  Покровского самым настоящим удовольствием.
72
  3
 2

  5

К книге "72 метра":
Название «72 метра» дано по одноименной истории, повествующей об экстремальном существовании горстки моряков, не теряющих отчаяния, в затопленной субмарине, в полной тьме, у «бездны на краю». Широчайший спектр человеческих отношений – от комического абсурда до рокового предстояния гибели, определяет строй и поэтику уникального языка А.Покровского.  По мотивам повести снят одноименный легендарный фильм.
В книге "Тропик лейтенанта" читатель столкнётся не только с искусно закрученной литературной интригой, но и узнает воочию героев, начертанных собственноручно А. Покровским (в книге использованы его рисунки пером). Русские моряки в тропиках, плен, любовь, приключения - вот с чем придётся иметь дело читателю "пиратского рондо".
К книге "Расстрелять-2":
Без бурлескных рассказов Александра Покровского невозможно представить ландшафт современной словесности. Новое слово, новый юмор, новые ситуации... Все это 'проберет' не только былого волкодава-подводника, но и просто штатского персонажа, не потерявшего чуткость к извивам и чутье на закруты великого, могучего, соленого и прожженного родного языка. Читая Покровского, мы плачем, радуясь, что еще живы, — и смеемся тому, что пока еще способны плакать по тому же поводу.
К книге "Ахиллес - сын Таргитая":  Новая книга (2017)  посвящена самому знаменитому герою Троянской войны - легендарному Ахиллесу, пришедшему из землю Скифской, чтобы сражаться вместе со своими мирмидонянами у стен Илиона. Автор рассказывает удивительную историю его рождения, возмужания и превращения в непобедимого, благородного античного воина, воспетого Гомером, но - уже в совершенно новой, неожиданной трактовке. А ещё это книга о любви и верности, чести и достоинстве, на которых стоялал когда-то не только Древняя Скифия...

Публикации в периодической печати

18 ноября 2016 года

Ахилл, воспетый Гомером, был великим воином-скифом?

Писатель Александр Покровский уже лет двадцать – с тех пор как вышел его роман «Расстре­лять!» – один из фаворитов мужской читательской аудитории. Его жизнь офицера-подводника прошла в заполярных гарнизонах, где базируется самый мощный атомный флот страны, он знал ребят с погибшего «Курска», за его плечами двенадцать «автономок». Дос­таточно сказать, что фильм «72 метра» поставлен по его книгам, чтобы понять, с какой мерой честности Покровский умеет говорить о долге и героизме. Каково же было наше удивление, когда недавно известный писатель-маринист позвонил в редакцию и лаконично сообщил, что закончил новый роман о… Троянской войне. Мы не могли не пригласить к разговору постоянного колумниста «Вечернего Санкт-Петербурга».

«Я  ПРИШЁЛ  К  ТЕБЕ,  АХИЛЛЕС!» 

(Александр Покровский, 07.06.2017 - ссылка на сайт   litplaneta.ru  обязательна)

Совсем недавно, в мае 2017 года, вышла моя новая книга – повесть «Ахиллес – сын Таргитая», и презентация её состоялась в Ставрополе, на III-м Международном форуме «Белая акация».

 1  1 P1060041 2
А.Покровский на презентации книги 26 мая 2017 г. в СКУНБ им. Лермонтова (Ставрополь)
Книга А. Покровского "Ахиллес - сын Таргитая"
Окрестности с. Александровского (Ставропольский край)

А годом раньше в одном из сборников «Белая Акация» был опубликован отрывок из этой повести. Но обо всём по порядку…

Почему именно там? Отчасти, наверное, потому, что именно вблизи от современного Града Креста находилась, по свидетельству археологов, одна из древнейших столиц Скифии, и Александровские царские курганы были сооружены именно вернувшимися из азиатского похода скифами.

Мысль о том, что Ахиллес был скифом, принадлежит не мне. Из поэмы Гомера "Илиада" известно, что герой Троянской войны, Ахиллес, более трёх тысячелетий назад привёл под стены Илиона непобедимых мирмидонян, своих соплеменников.

Сам же Ахиллес, как утверждал римский историк II века Арриан, а затем и византийский писатель Х века Лев Диакон, по всем признакам был скифом (тавроскифом, то есть отчасти предком русских) родом из Мирмикона - голубые глаза, светлые волосы, владение невиданными приёмами боевого искусства, вспыльчивый и упрямый нрав.

А город Мирмикон находился по соседству с Ахиллеоном на Меотийском озере (Азовское море), река Мермодас впадала в ту же Меотиду и разделяла земли сираков и амазонок (по мнению Страбона). А это как раз где-то между Ставропольем и Кубанью.

Так что, все вопросы о скифском происхождении Ахиллеса, надо, прежде всего, адресовать этим древним историкам.

Что же касается самой истории, как науки, то она  очень часто следовала не только за археологией, но и за литературными источниками и документами, написанными летописцами – людьми, склонными к сочинительству, прежде всего.

Иными словами, вымысел, воображение, зачастую, вели за собой только им одним известными путями, такую науку, как история – науку о человеке и его прошлом.

Вот, например, поэма Гомера «Илиада» привела Генриха Шлимана к поискам  Трои, и уже потом историки признали за поэмой Гомера право на существование не только в области мифов, легенд и сказаний, но и в самой истории.

Некоторые историки современности считают, что Гомер не жил во времена Троянской войны, а знал о ней от сказителей древности. Но вот то, что он мог держать в руках некоторые сохранившиеся предметы вооружения и быта, которые он так точно описал – вполне возможно. Ещё более правдоподобным кажется то, что он списал образ Ахиллеса, героя поэмы, с живого человека, знакомого ему лично. Иначе невозможно так живо описать бурный характер, привычки и образ жизни Ахилла и его мирмидонян,  так отличавшийся от греческого уклада. Да и сделать главным героем легендарного  сюжета человека, принадлежащего к другой «варварской» цивилизации, наделив его эпитетом «благородный» и чертами полубога, сверхчеловека, мог только величайший летописец и певец, испытывавший искреннюю симпатию к этом другому, «варварскому» или скифскому миру.

Так почему же расходятся сегодня мнения современников по этому поводу?

Если Ахиллес был скифом (а я принял это за исходную точку), так почему бы не представить себе все события его жизни до взятия Трои и не взглянуть на него глазами потомков тех, кто живёт и сегодня на земле древней родины Ахиллеса?

То есть, не столько история и археология иногда побуждает писателя к творчеству, а само творчество, создавая миф, порой ведет за собой археологию, открытия которой становятся потом историей.

Воображение находит несколько точек, а затем выстраивает логику сюжета, двигаясь от одной точки к другой. Именно так три года я и писал своего «Ахиллеса».

Мне захотелось представить и описать детство Ахиллеса – и я его описал.

Пришлось  обосновать вероятную  причину его изгнания из Скифии, и я обосновал.

Надо было заговорить особым языком, который бы каким-то образом  смог перенести читателя в ту эпоху – я и это сделал.

Шаг за шагом Ахиллес и его побратим Патрокл обретали в моей повести плоть и кровь, становились живыми людьми. Они совершали поступки, сражались, спорили, сомневались, страдали, негодовали, взрослели, мужали.

Я описал детство Ахиллеса, возмужание, сражение под Троей и его смерть.

Были упреки в мой адрес: «Оказывается, славяне брали Трою»! 

Не славяне, но скифы. Оказывается, не все археологи и историки внимательно читали текст «Илиады» и знакомы с другими легендами об Ахиллесе  - отсюда и вопросы…

Скифы никому не дают покоя.

Загадочный народ, настоящая цивилизация, просуществовавшая практически в неизменном виде более тысячи лет.

Что же так привлекает в них?

Привлекает сложность и военная четкость в организации всех сторон жизни.

Всё было очень продумано: от организации быта до вооружения и тактики боя. Никаких случайностей – всё было выверено. Каждый воин знал, какой у него запас стрел и для кого они предназначены – на человека, крупную дичь или птицу. Каждый воин знал, какой у него запас продовольствие и на сколько дней пути. Никто не полагался на случай. Оружие и доспехи, конская упряжь, повозки, шатры – всё было доведено до совершенства.

Греков восхищала та слаженность, с которой скифы совершали любое действие: ставили ли они в мгновение ока свои шатры, собирали ли их, осуществляли маневры в конном строю или стреляли из лука. Скифы в бою и в быту действовали, как хорошо отлаженный механизм. «Нет народа, подобного скифам», – говорили греческие историки. Скорость, с которой скифы возникали и пропадали из вида, порождала мифы – их считали сказочными существами, а это всего лишь было содружество племен – более сотни различных народностей. Тысячи различных племен и родов, объединенных общими обычаями, обрядами, приметами, богами, языком межплеменного общения, правилами поведения, вооружения. Были племена, которые называли себя сколотами – «люди с колы». Кола – это по одной из версий перевода – повозка (отсюда название повозки, похожей на колесницу – двуколка, например). Или сарматы – люди с арматы (это тоже вид повозки).

Была ли у них письменность? Свидетельств нет, точнее, пока найдено, полагаю, что она была, просто до сих пор она не обнаружена. Но от кургана к кургану археологи открывают для себя что-то новое – настолько сложное у скифов было выстроено общество.

Взаимодействие племен и родов было отработано столетиями, и оно не менялось. Сами правила поведения в степи нарабатывались долго и за всеми ими стояли кровь и пот.

Степь, что море, без не нарушаемых правил поведения не обойтись – смерть подкарауливала на каждом шагу. То есть, честь – а это и есть не нарушаемые правила поведения, верность слову, долгу, своему племени, роду, верность племен слову данному другим племенам – без всего этого нельзя было существовать в степи.

Вероломство, предательство не допускалось. Наказание – немедленная смерть.

Греков удивляла наивность скифов, которые верили данному слову.

По сути, это были две совершенно разные цивилизации – восточная, скифская, и западная, греческая, которые вынуждены были сосуществовать. И вопрос о том, чья цивилизация старше и лучше, и кто с кого должен брать пример, ведется до сих пор. Что лучше Запад или Восток? А если вбираешь в себя то, что есть лучшего и с той и с другой стороны и при этом напрочь – либо черное, либо белое – отказываешься от какого-либо компромисса, именно на это в результате откликается «загадочная русская душа»! Да, получается, что так.

Без этого в степи не выжить. Без этого не выстроить межплеменных отношений на пространстве от Сибири до Дуная.  

То есть, получается, что на территории бывшей Древней Скифии (а затем – Сарматии, Древней Руси и ныне - России) сильные государства в виде содружества наций и народностей существовали всегда? Получается, что да. И еще получается, что главной национальной идеей древних скифов, говоря сегодняшним языком, был интернационализм? Совершенно верно. Да иначе и быть не могло – ведь огромное по территории скифское государство не могло быть мононациональным, а без интернационализма не просуществовало бы тысячи лет.

У меня, как у писателя, тоже есть много вопросов к учёным – например, как можно смешивать понятия «ираноязычные народы» (по отношению к скифам) и их биологическое происхождение и родство? Язык ведь можно поменять, переучиться, а вот природу свою никому изменить не дано! Но существовало среди степных древних народов побратимство, усыновление, слияние племён. И это свидетельствует именно об интернационализме как духовной основе скифского государства. 

Единству, родству по духу, а не только по крови - вот чему стоило бы поучиться и нам с вами у скифов. 

 2  4  5
Зав.отделом археологии Ставропольского государственного музея-заповедника
С. Кравцова
Выступление на презентации книги -
О. Брилёва, канд.ист.наук
Выступление на презентации книги -
В. Госданкер

14 декабря 2016 года

«Адмирал Кузнецов», может, не самый сильный козырь в колоде нашего флота, но козырь существенный

Мне надоело. Мне надоело слушать и читать все эти стенания по поводу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Отметились и зарубежные СМИ, и наши и не наши блогеры, и аналитики – и все, все, все.

22 февраля 2017 года

ВОИНСКИЙ ДУХ.

О нем говорят много, а вот что это такое – никто не может объяснить

01 марта 2017 года

ТОЛЬКО КЛАСТЕРА НАМ И НЕ ХВАТАЛО?

Недавно в Минобороны заявили, что разрабатывают концепцию развития военно-морского кластера в Петербурге.

03 марта 2017 года

ОДИН ИЗ НАС.

На Западе его детище называли «Зверь из глубин»

22 марта 2017 года

О   РУССКОСТИ

Есть у меня друг – мы учились вместе в училище, потом служили на Севере, и вот теперь он живет в одной республике, что откололась от СССР при его распаде. И тут он вдруг в переписке употребил слово «русня».

https://vecherka-spb.ru/2017/04/12/oblako-razdora/

http://gov.spb.ru/gov/terr/nevsky/news/110477/

 

Издания

  1

Отправить